Рефераты   Доклады  Документы  
Курсовая работа  
Лекции  
Литература  

Краткое содержание доклада в результате событий осени 1992 года гражданское население ингуши, осетины, русские и другие было вынужден

Краткое содержание доклада в результате событий осени 1992 года гражданское население ингуши, осетины, русские и другие было вынужден



страница1/12
Дата публикации04.10.2015
ТипКраткое содержание
100-edu.ru > Доклады > Краткое содержание
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Правозащитный центр «Мемориал»





Москва 1994

1. ПРЕДИСЛОВИЕ

Данный доклад посвящен вопросам, связанным с проблемой возвращения людей, ставших вынужденными переселенцами в результате ингушско-осетинского конфликта осени 1992 г., в места их постоянного проживания. Доклад не касается хода событий осени 1992 г. и не имеет целью назвать виновных в разжигании этого конфликта, в совершении массовых преступлений против личности. Эпизоды событий осени 1992 года затрагиваются лишь в той степени, в какой это необходимо для обсуждения основных вопросов доклада.

В докладе не затрагиваются вопросы миграции русского населения из (в) Ингушетии и Северной Осетии, не связанной непосредственно с событиями 92 г. ПЦ «Мемориал» намерен подготовить отдельный доклад, посвященный данному вопросу.

Основой настоящего доклада стали материалы, собранные представителями Правозащитного Центра «Мемориал» в ходе поездок в Северную Осетию и Ингушетию в 1993 г., 21-24 февраля 1994 г., 3-31 июля 1994 г., в сентябре 1994 г., а также документы, собранные ПЦ «Мемориал» с начала конфликта по настоящее время.

В ходе данных поездок представители Правозащитного центра «Мемориал» беседовали с Президентом и Вице-президентом Ингушской Республики, главами парламентов Республики Северная Осетия (РСО) и Ингушской Республики (ИР), Председателем Правительства Ингушской Республики, членами правительств, депутатами, сотрудниками министерств внутренних дел обеих республик, сотрудниками Временной администрации на части территорий Республики Северная Осетия и Ингушской Республики, членами общественных объединений, представителями местных администраций, лицами, пострадавшими в ходе ингушско-осетинского конфликта, и их родственниками. Представители ПЦ «Мемориал» побывали в ряде населенных пунктов на территории Пригородного района Северной Осетии, пострадавших в ходе конфликта осени 1992 года и имели беседы с их жителями как осетинской, так и ингушской национальности. На территории Ингушской Республики члены ПЦ «Мемориал» посетили ряд лагерей вынужденных переселенцев, а также других мест их временного проживания.

Правозащитный Центр «Мемориал» выражает признательность официальным должностным лицам и членам общественных объединений Ингушской Республики и Республики Северная Осетия, а также сотрудникам Временной администрации на части территорий Республики Северная Осетия и Ингушской Республики, за содействие и помощь нашим представителям.

В экспедициях ПЦ «Мемориал» в зону ингушско-осетинского конфликта участвовали: Т.И.Касаткина, Д.А.Лозован, С.Ю.Маркелов, О.П.Орлов, Я.З.Рачинский, А.Г.Тавризов, Д.В.Шкапов, М.Ю.Яковлев. Составитель доклада — О.П.Орлов.

Правозащитный Центр «Мемориал» выражает благодарность А.Б.Рогинскому за участие в обсуждении доклада.

2. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДОКЛАДА


В результате событий осени 1992 года гражданское население — ингуши, осетины, русские и другие — было вынуждено покинуть места проживания в основном в Пригородном районе и городе Владикавказе.

Тогда из своих домов в Пригородном районе бежали 9045 осетин; к концу июля 1994 г. 6463 из них вернулись в места своего проживания. Вопрос возвращения остальных (2582 человека) упирался в отсутствие средств на восстановление разрушенного жилья. Осетин — вынужденных переселенцев из Ингушетии зарегистрировано лишь несколько десятков (там проживало чрезвычайно мало осетинских семей).

Ингушское население Владикавказа и Пригородного района почти целиком (исключая часть жителей трех населенных пунктов — Карца, Майское и Эзми) бежало в Ингушетию. Уже после бегства этих людей их дома целенаправленно разрушались. В настоящий момент по разным оценкам от 46 до 64 тысяч человек зарегистрированы в качестве вынужденных переселенцев из Северной Осетии (см. раздел 5).

В результате конфликта осени 1992 года в целом в Северной Осетии было разрушено 2728 ингушских и 848 осетинских домов, а также большое количество объектов соцкультбыта. По состоянию на 31.03.94 часть разрушенных осетинских домов была отстроена и к этому времени оставалось 243 разрушенных и 138 полуразрушенных осетинских дома (см. таблицу на стр. 9).

Следует сказать, что вина за эти разрушения в значительной степени падает на российское руководство и должностных лиц, осуществлявших режим чрезвычайного положения, которые были обязаны защитить мирное население от насилия, а имущество граждан от грабежа и разрушения.

Только массовая целенаправленная деятельность по уничтожению жилищ ингушского населения может объяснить заметную избирательность в разрушении ингушских домов. Этот вывод особенно ярко иллюстрируется примером селения Тарское, в котором вообще не происходило каких-либо вооруженных столкновений, но при этом ингушская часть села полностью разрушена, в то время как в осетинской части все дома целы. Даже уже разрушенные жилища продолжают растаскиваться. Представители ПЦ «Мемориал» были свидетелями того, как кирпич и другие строительные материалы увозились частными лицами с развалин ингушских домов в селах Тарское и Дачное (см. раздел 5).

Вынужденные переселенцы, бежавшие из мест своего постоянного проживания, живут в тяжелых условиях. Особенное беспокойство вызывают условия жизни части вынужденных переселенцев, проживающих на территории Ингушской Республики в помещениях, абсолютно для этого не пригодных (см. раздел 6).

В настоящий момент ингуши проживают в четырех населенных пунктах в Пригородном районе и черте Владикавказа: Карца, Майском, Чермене и Эзми. В некоторых из этих населенных пунктов нарушения прав человека происходят постоянно.

Каждый из этих населенных пунктов пережил свою особую судьбу в событиях 1992 г. и после них. Факт проживания в каждом из них ингушского населения объясняется в каждом случае разными причинами. Точно так же каждый из этих поселков ставит перед российскими властями разные проблемы. Проблемы, уже возникшие в этих трех населенных пунктах, могут раньше или позднее возникнуть во всех местах, куда вернутся вынужденные переселенцы, если, конечно, начнется обещанный государством широкомасштабный процесс их возвращения. Решение этих проблем здесь сегодня может позволить избежать осложнений в будущем (см. раздел 8).

В районе конфликта продолжают совершаться террористические акты и диверсии, в результате которых гибнут и получают увечья люди, наносится ущерб государственному и частному имуществу. Не прекратилась варварская практика захвата людей в заложники. Эти преступления совершаются и на территории Северной Осетии, и на территории Ингушетии. Среди пострадавших — гражданские лица осетинской, ингушской, русской, грузинской и др. национальностей, сотрудники МВД РСО и ИР, военнослужащие внутренних войск МВД РФ, военнослужащие российской армии, сотрудники МВД России, командированные в регион. Власти обеих республик не отрицают наличие бандитских формирований на территории их Республик, но утверждают, что эти группировки не контролируются властями, более того, власти борются с ними (см. раздел 10).

В Северной Осетии решением властей в прямое нарушение законодательства Российской Федерации были легализованы и официально существовали вплоть до мая 1994 г. крупные военизированные формирования, которым федеральными органами было передано большое количество оружия. Среди членов данных формирований значительную часть составляли выходцы из криминальной среды. Согласно сведениям, полученным представителями ПЦ «Мемориал» из компетентных источников, постановление о расформировании этих формирований и разоружении их членов выполняется плохо, разоружение идет крайне медленно (см. раздел 9).

Следует отметить, что на общем неблагоприятном криминогенном фоне в регионе в первом полугодии 1994 г. на территории района чрезвычайного положения наблюдалось значительное снижение количества погибших и раненых в результате осетино-ингушского конфликта, что можно отнести к заслугам Временной администрации (см. раздел 10).

Вместе с тем, на территории Северной Осетии при попустительстве властей этой республики продолжают совершаться массовые акции (блокада дорог, нападения на автоколонны), направленные против мирного ингушского населения, проживающего на территории РСО. Такие акции резко дестабилизируют обстановку в регионе и грубейшим образом нарушают режим чрезвычайного положения. Сталкиваясь с подобными преступлениями, Временная администрация неоднократно проявляла свою полную беспомощность (см. разделы 10 и 11).

Федеральные органы власти не смогли или не пожелали проявить необходимую для защиты прав своих граждан твердость во взаимоотношениях с республиканскими властями и не наделили Временную администрацию достаточными полномочиями. Лишь постепенно на протяжении 1993-94 г.г. полномочия Временной администрации несколько расширялись. Но и имеющимися правами Временная администрация практически не пользуется. Возможно, ее нежелание в ряде случаев решительно действовать, пресекая нарушения законов России в зоне ЧП, вызвано боязнью осложнить ситуацию или испортить отношение с местными властями, однако подчас это выглядит как попустительство преступникам (см. раздел 11).

Известны случаи недисциплинированности и пьянства среди военнослужащих, порой ведущие к тяжелым последствиям. Вместе с тем, следует отметить, что в 1994 году количество зафиксированных и достоверных случаев противоправных действий военнослужащих сил, приданных Временной администрации в зоне ЧП, в общем невелико (см. раздел 11).

Расследование преступлений, совершенных на межнациональной почве как в период вооруженных столкновений осени 1992 г., так и впоследствии, наталкивается на серьезное противодействие властей обеих республик и местного населения и практически парализовано (см. раздел 10.2).

Национальная интеллигенция в регионе, к сожалению, часто оказывается в роли разжигателя националистических страстей (см. раздел 14).

В целом в Ингушетии и Северной Осетии на руках у гражданского населения скопилось громадное количество огнестрельного оружия, гранат, мин и т.д. Это признают власти обеих Республик, сотрудники правоохранительных органов и практически все собеседники ПЦ «Мемориал» в регионе. Оружие практически беспрепятственно поступает в Ингушетию через неохраняемую и «прозрачную» границу с Чечней, где оно открыто продается. Проводимых Временной администрацией и МВД обеих республик мероприятий совершенно недостаточно для серьезного разоружения региона (см. разделы 9 и 11).

26 июня 1994 г. в г. Беслане Президентами Ингушской Республики, Республики Северная Осетия и Главой Временной администрации был подписан согласованный «Порядок возвращения и расселения беженцев и вынужденных переселенцев в места их прежнего компактного проживания в населенных пунктах Чермен, Донгарон, Дачное, Куртат Пригородного района Республики Северная Осетия». В данном документе предусматривалось, что власти РСО и ИР совместно с Временной администрацией до 5 июля должны были утвердить конкретные мероприятия и график возвращения и расселения вынужденных переселенцев. Однако ни к 5 июля, ни позже такого согласованного графика не появилось, совместная работа во исполнение Бесланского соглашения не началась (см. раздел 7).

В чем дело?

Обе стороны конфликта, безусловно в разной степени, начали ревизовать подписанное ими соглашение.

В отход от согласованного «Порядка возвращения...», предполагавшего восстановление коммуникаций и т.п. на первом этапе, а возвращение людей — на втором, представители властей Ингушетии стали настаивать на безотлагательном возвращении всех жителей четырех сел, независимо от хода восстановительных работ и наличия условий для проживания.

По мнению же властей Северной Осетии, нельзя поселять людей на развалинах без света, воды, газа и т.д. Вначале необходимы восстановительные работы. Однако проведение восстановительных работ было сорвано осетинской стороной.

По поводу же немедленного возвращения ингушских вынужденных переселенцев в сохранившиеся дома представители властей РСО предпочитали не говорить ничего конкретного, ограничиваясь общими словами о необходимости процесса примирения и предварительного решения вопроса по каждой семье согласительными комиссиями (см. раздел 7).

То, как работают подобные «согласительные» комиссии, превратившиеся скорее в односторонние «фильтрационные» комиссии, видно на примере села Чермен (см. раздел 8.2).

Временная администрация разработала свой план возвращения людей в места их постоянного проживания. Этот план являлся, по существу, точным исполнением подписанного в Беслане «Порядка возвращения...». Тем не менее он начал подвергаться критике как со стороны властей Ингушетии, так и Северной Осетии.

По мнению ПЦ «Мемориал» именно план, предложенный Временной администрацией, мог бы стать оптимальным выходом из сложившейся тяжелой ситуации. При добросовестном отношении властей Северной Осетии к выполнению взятых на себя в июне 1994 г. обязательств и при дееспособности Временной администрации данный план мог быть выполнен (см. раздел 7.3).

В это же время ряд общественных организаций Северной Осетии, прежде всего «Стыр ныхас»,1 претендующая на роль рупора всего осетинского народа, снова начали требовать размещения вынужденных переселенцев лишь в районе села Майское, но даже и этот шаг, по мнению руководства этих организаций, должен быть обусловлен выполнением ряда требований к Ингушской Республике и федеральным властям. Активисты этих организаций при прямом попустительстве местных властей начали организовывать в Пригородном районе акции протеста, что грубейшим образом нарушает режим ЧП (см. разделы 7.3 и 10).

Лишь 8 августа 1994 г. в Нальчике министр России по делам национальностей Н.Егоров, вице-премьер Правительства России С.Шахрай и глава Временной администрации В.Лозовой подписали составленный на основе вышеизложенного плана график возвращения беженцев. Согласно этому графику уже к 15 сентября в 4 села Пригородного района должны были вернуться 938 ингушских семей. Ожидалось, что свои подписи на графике поставят президенты Северной Осетии и Ингушетии. Однако Президент РСО А.Галазов решительно отказался ставить свою подпись на этом документе.

Тем не менее, основываясь на этом графике, Временная администрация попыталась в августе-сентябре осуществить возвращение вынужденных переселенцев в 4 села Пригородного района РСО. Это ей удалось лишь частично только в отношении села Чермен. При этом начавшийся процесс возвращения вынужденных переселенцев постоянно наталкивался на силовое сопротивление.

Провал плана возвращения людей в места их проживания был обусловлен нежеланием властей Северной Осетии всех уровней выполнять его, неразоружением военизированных формирований, нерешительностью Временной администрации. Все это стало возможным из-за слабости позиций федеральной власти в регионе, нежелания руководства России добиваться соблюдения прав человека на всей территории страны (см. раздел 12).

Руководство России и Федеральные ведомства РФ не выполняют собственные решения, от которых реально зависят не только судьбы тысяч людей, но практически и мир на Северном Кавказе (см. раздел 7).

3. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

1. С момента прекращения широкомасштабного вооруженного конфликта осени 1992 года главной и наиболее жгучей проблемой в зоне чрезвычайного положения остается проблема возвращения вынужденных переселенцев1 в места их постоянного проживания. Уже более двух лет десятки тысяч граждан России живут в крайне тяжелых условиях, их неотъемлемые права грубейшим образом ущемляются.

Абсолютное большинство вынужденных переселенцев не может быть виновно в совершении преступлений в ходе конфликта, наоборот — эти люди сами стали жертвами преступлений.

Создание властями препятствий ингушскому населению в возвращении к местам постоянного проживания является формой ущемления прав по национальному признаку, что прямо запрещено статьей 19 Конституции Российской Федерации и статьей 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного СССР 18 сентября 1973 г. и вступившего в силу для СССР в 1976 г. (Россия, объявив себя преемником СССР, связана заключенными СССР международными договорами).

Кроме того, грубо нарушаются статья 12 Международного пакта о гражданских и политических  правах и статья 27 Конституции Российской Федерации, предоставляющие всем людям, законно находящимся на территории государства, право свободно передвигаться и выбирать место жительства.

Налицо также нарушение статьи 40 Конституции Российской Федерации, в которой провозглашено, что «никто не может быть произвольно лишен жилища».

Совершенно недопустимы любые попытки возложения коллективной ответственности за совершенные преступления на группы людей по признаку их национальной принадлежности, места проживания и т.д. Государство, претендующее называться правовым, обязано предоставить своим гражданам-вынужденным переселенцам возможность беспрепятственно вернуться в места их постоянного проживания с предоставлением необходимой помощи, достаточной по крайней мере для восстановления жилья.

2. Вместе с тем, любые попытки территориального передела и изменения границ без обоюдного согласия сторон, как показывает опыт ряда стран ближнего зарубежья, неизбежно ведет к обострению конфликта и превращению его в длительную кровопролитную войну.

Статьи 3 и 6 Закона «О реабилитации репрессированных народов» в их нынешней редакции провозглашают право на территориальную реабилитацию, то есть на восстановление национально-государственных образований или границ, существовавших до их антиконституционного насильственного упразднения или изменения. При этом Закон не предлагает никакого конкретного механизма реализации этого права.

Согласно шестой статье этого Закона, территориальная реабилитация осуществляется на основе волеизъявления репрессированных народов. Такой подход к территориальному переделу и изменению границ прямо ущемляет права и интересы по крайней мере части населения, проживающего в настоящее время на спорных территориях и не несущего никакой ответственности за беззакония полувековой давности. Тем самым фактически предусматривается для восстановления попранных в прошлом прав и справедливости совершить новые массовые нарушения прав граждан России. Не определена и процедура волеизъявления.

Нынешняя редакция статьи 6 Закона «О реабилитации репрессированных народов» прямо противоречит статье 67 Конституции Российской Федерации. В части третьей этой статьи Конституции зафиксировано, что «границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия».

Реально не прекратившийся спор о принадлежности Пригородного района является источником напряженности в регионе, основой для продолжения конфликта и главнейшим аргументом тех сил, которые настраивают осетинское население этого района против возвращения ингушских вынужденных переселенцев.

Поэтому крайне желательно скорейшее рассмотрение Закона «О реабилитации репрессированных народов» в Конституционном суде России и внесение соответствующих изменений в формулировки этих статей Федеральным Собранием России. В качестве альтернативной, но значительно худшей меры, можно предложить утверждение моратория на передел границ между субъектами Федерации в России на длительный срок (не менее двадцати лет).

Следует напомнить, что в соответствии со ст.13 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» «Признается право реабилитированных лиц, утративших жилые помещения в связи с репрессиями, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий. В случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей имеют право на первоочередное получение жилья, а проживавшие в сельской местности — на получение беспроцентной ссуды и первоочередное обеспечение строительными материалами для строительства жилья».

3. Президентом России Б.Н.Ельциным 13.12.93 г. был издан Указ — «О порядке возвращения в места постоянного проживания беженцев и вынужденных переселенцев на территориях Республики Северная Осетия и Ингушской Республики».

В свете вышесказанного Правозащитный Центр «Мемориал» считает, что изложенный в данном Указе комплексный подход — безусловное возвращение вынужденных переселенцев при подтверждении статуса Пригородного района как территории, находящейся в составе Республики Северная Осетия — направлен на соблюдение прав человека и уменьшение вероятности повторения в регионе широкомасштабного конфликта.

4. Однако реально действия центральных властей России и их представителя в регионе в лице Временной администрации скорее создают видимость, чем обеспечивают действительное исполнение Указа о возвращении вынужденных переселенцев.

5. Любые препятствия и неоправданные задержки в возвращении вынужденных переселенцев не только ущемляют законные права граждан России, но и провоцируют напряженность в Ингушской Республике, играют на руку тем, кто готов с оружием в руках бороться за то, что они считают справедливым решением вопроса. Власти Ингушской Республики могут в этом случае утратить контроль над частью населения, что, при наличии в регионе большого количества оружия, чревато тяжелыми последствиями.

6. Вместе с тем, в Северной Осетии широко распространена точка зрения о невозможности совместного проживания и нежелательности возвращения ингушского населения в Пригородный район. Власти РСО, на словах отказавшись от поддержки этой точки зрения, фактически срывают процесс возвращения вынужденных переселенцев.

Так называемые согласительные комиссии,задуманные как средство достижения примирения между гражданами России разной национальности, фактически превратились в орудие конфронтации — односторонние фильтрационные комиссии.

Необходимо учитывать, что процесс возвращения вынужденных переселенцев может быть использован экстремистскими элементами в Северной Осетии для эскалации напряженности. Они уже пытаются спровоцировать массовые акции протеста. При этом власти разных уровней в этой республике не только не пресекают подобные действия, но в ряде случаев прямо потакают им.

7. Таким образом, с высокой степенью вероятности возникнет вопрос о необходимости применения силы.

С точки зрения ПЦ «Мемориал», федеральные власти России должны быть последовательны в отстаивании приоритета прав человека и использовать для этого все предусмотренные законом средства. Отказ от применения силы по отношению к экстремистским элементам, имеющимся с обеих сторон, приведет лишь к необходимости в будущем применять силу в значительно больших масштабах.

Государство обязано использовать все законные меры (в том числе силовые) для пресечения попыток препятствовать возвращению вынужденных переселенцев, для осуществления широкомасштабного разоружения региона (включая территории и Ингушетии, и Северной Осетии), для прекращения террористической деятельности в регионе.

Естественно, следует стремиться к тому, чтобы применение силовых методов сводилось к минимуму. Безусловно, применение силы должно осуществляться специально обученными подразделениями строго в рамках закона, быть избирательным и адекватным угрозе.

8. Временной администрации должны быть даны все необходимые полномочия для обеспечения порядка в зоне ЧП (на части территорий Республики Северная Осетии и Ингушской Республики) в рамках Закона «О чрезвычайном положении». Закон предоставляет для этого полные возможности.

В случае противодействия возвращению вынужденных переселенцев со стороны местных властей необходимо в соответствии с Законом приостанавливать деятельность органов местной власти в тех населенных пунктах, куда намечено возвращение вынужденных переселенцев.

Постановка вопроса, как это делают высокие должностные лица, о возможной необходимости введения некоего «федерального правления» в Пригородном районе — бессмысленна и свидетельствует лишь о незнании этими лицами Закона.

Вместе с тем, Временная администрация даже имеющимися правами пользуется крайне робко, а руководство России и федеральные ведомства РФ не предпринимают серьезных шагов к тому, чтобы их собственные решения о возвращении беженцев воплощались в жизнь.

Отсутствие последовательности и решительности у Временной администрации и федеральных властей является одной из причин того, что проблема до сих пор не решена.

9. По мнению ПЦ «Мемориал», непременным условием для обеспечения нормализации обстановки в регионе является расследование многочисленных тяжких преступлений, совершенных на почве межнациональной розни, и проведение судов над людьми, в отношении которых есть основания обвинять их в совершении таких преступлений. При этом необходимо, чтобы влияние политических факторов на выводы следствия и суда было сведено к минимуму.

Только в такой форме, по нашему мнению, может и должна быть дана «правовая оценка» событий осени 1992 г., которой требуют обе стороны конфликта.

При этом предложение сотрудников прокуратуры РФ об объявлении частичной амнистии в отношении лиц, совершивших отдельные не тяжкие преступления в период 31.10-06.11.1992 г., оправдано тем, что в этот период чрезвычайно большое количество жителей РСО и ИР совершили деяния, расцениваемые УК России как преступления: хранение и ношение оружия, похищение чужого имущества и т.п. Объявление подобной амнистии способствовало бы проведению следствия в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления.

Расследование преступлений, совершенных на межнациональной почве как в период вооруженных столкновений осени 1992 г., так и впоследствии, наталкивается на серьезное противодействие со стороны властей обеих республик и местного населения и практически парализовано.

По мнению ПЦ «Мемориал», для исправления этой ситуации федеральные власти должны оказать действенное влияние на руководство обеих республик, в полной мере используя возможности, предоставляемые Законом РФ «О чрезвычайном положении».

10. Продление режима ЧП в регионе неизбежно еще в течение длительного времени. Прекращение режима чрезвычайного положения неизбежно приведет лишь к возобновлению широкомасштабного конфликта. Сужение зоны действия режима ЧП отрицательно повлияет на ситуацию в регионе, так как затруднит борьбу с распространением оружия и деятельностью террористических групп.

Осуществление режима чрезвычайного положения в регионе должно проходить под пристальным вниманием прессы и общественности. Цензура на сообщения из зоны конфликта даст больше отрицательных последствий, чем положительных. Точная информация необходима для борьбы с мифами, широко распространяющимися в зоне конфликта при попытках умолчания о событиях. Для прекращения публикаций и сообщений в средствах массовой информации, злостно искажающих факты и ведущих к разжиганию конфликта, Временной администрации и федеральным органам следует пользоваться возможностями судебных исков к авторам и изданиям.

4. КРАТКИЙ ОЧЕРК О НАСЕЛЕНИИ, ТЕРРИТОРИИ КОНФЛИКТА, ИСТОРИИ

4.1. РЕСПУБЛИКА СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ И ИНГУШСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Обе Республики входят в состав Российской Федерации. Расположены на Северном Кавказе, занимая как высокогорные области Кавказа, так и предгорную равнину.

Площадь Республики Северная Осетия (РСО) составляет 8000 кв.км. Пахотные земли — около 2000 кв.км. Население — 632428 чел. (результаты переписи 1989 года), в том числе осетины 334876. Столица — город Владикавказ. Горожане составляют 71% от всего населения (данные 1985 г.).

Республика обладает значительным промышленным потенциалом. С юга Республика Северная Осетия граничит с Республикой Грузия, в состав которой входит территория Южной Осетии, где, начиная с 1989 г., шла гражданская война.

Территория Ингушской Республики (ИР) точно не определена, так как после распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 г. и создания ИР в 1992 г. ее границы не были точно определены. По данным, представленным нам в Представительстве Президента России в ИР, всего в составе ИР было 2682 кв.км, в том числе пашни — 550 кв.км.

Население Ингушской Республики составляет 180-190 тыс.человек (точных данных нет; в 1979 г. в ЧИАССР проживало 134.7 тыс. ингушей). Большинство населения составляют ингуши.

Столица — город Назрань.

Промышленных предприятий на территории Республики мало, инфраструктура не развита.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Краткое содержание. Краткое содержание. 3
Многоуровневая структура эталонной модели iso osi и стека протоколов tcp/IP. 13

Реферат по теме: Республика Казахстан
В 1979 году из 14,7 млн жителей казахов насчитывалось 5,3 млн., русские – 6 млн. По последней переписи, проведенной в Казахстане...

Краткое содержание проекта Учебный проект «Влияние культуры на жилище человека»
Содержание проекта раскрывает связь между уровнем культуры человека – общества и его жилищем. Проект предполагает рассмотрение конкретных...

Краткое содержание проекта: Чем дальше от нас эпоха «серебряного века»
Описание проекта: Этот проект создаётся для того чтобы всецело проанализировать творчество поэтов серебряного века на фоне исторических...

Краткое содержание проекта Проект реализуется в рамках элективного...
Учащиеся будут работать по группам, совместно анализирую данные своих исследований в результате работы. Представлять проанализированные...

Публичный отчет моу «Плишкаринская сош» за 2007-08 учебный год Учебная деятельность
В 2007-08 учебном году во всех классах был осуществлен переход на базисный учебный план 2004 года. В связи с этим изменилось содержание...

Название статьи на русском языке
Здесь должен быть напечатан краткий реферат вашего доклада на английском языке (summary). Объем реферата не должен превышать одну...

Реферат По географии Тема: «Население США. Субкультуры и музыкальные течения»
По подсчетам Бюро переписи сша, в июле 2007 года население США насчитывало 301 млн 138 тыс. 947 человек, а по подсчетам на 2008 год,...

Текст Государственного гимна Российской Федерации (слова С. В. Михалкова)
Учитывая, что институт стал фактически многоотраслевым вузом, готовящим специалистов для различных отраслей промышленности, 19 марта...

Краткое содержание проекта умп может быть использован на уроках окружающего...
Времена года», «Живая и неживая природа», «Богатство природы», «Как человек использует богатства природы»; на уроках литературного...

Поиск


При копировании материала укажите ссылку © 2016

контакты
100-edu.ru
100-edu.ru